Поиск по сайту:

После смерти сооснователя самарской корпорации «XXI Век» его партнеры оперативно засветились в «Фарбштайне»

После смерти сооснователя самарской корпорации «XXI Век» его партнеры оперативно засветились в «Фарбштайне»

Компании одного из крупнейших игроков самарского рынка дорожного строительства — корпорации «XXI Век», владельцы большинства из которых не менялись на протяжении всего их существования, обрели новых собственников. Место умершего в 2023 году Данила Мухина заняли его наследники.

Однако не во всех предприятиях корпорации они смогли получить причитающиеся им доли. Вскоре после смерти Мухина его партнеры неожиданно всплыли в бизнесе производителя тротуарной плитки «Фарбштайн», но наследников Мухина там не оказалось.

Одного из крупнейших игроков рынка дорожного строительства региона — корпорацию «XXI Век» — принято связывать с именем Алексея Степанова. Именно его называют владельцем бизнеса. Однако у истоков создания группы в 1990-х годах стояло пять человек — сам Степанов, Данил Мухин, Олег Кисаев, Алексей Тимофеев и Владислав Неверов. С самого начала существования корпорации и до конца прошлого года эта пятерка являлась равноправными владельцами практически всех входивших в «XXI Век» компаний — каждому из них в капитале организаций принадлежало по 20%. 4 июня прошлого года Данил Мухин скончался. Спустя отведенные законом шесть месяцев в числе совладельцев структур «XXI Века» появились его наследники. 22 декабря 2023 года собственниками 5% долей в компаниях «Вектор 21», «Лука», «Стройдортех», АБЗ-1, ЭОС, «Бриг» и «Основа» стали Ксения Мухина, Александра Мухина, Гюзель Мухина и Евгения Андреева. Иное распределение долей оказалось в основной компании корпорации — ООО «НПФ «XXI Век». Там главным наследником стала Ксения Мухина, которой досталось 12,5% долей, а остальным отошло по 2,5%.

Однако не во всех входящих в корпорацию фирмах появились наследники Мухина. Созданное все той же пятеркой в 2014 году ООО «ИК «Самвэй» в 2015-м изменило структуру собственности. В тот момент Кисаев и Степанов передали свои пакеты Алексею Тимофееву, в руках которого аккумулировалось 60% компании.

А буквально за три недели до смерти Данил Мухин стал одним из учредителей вновь созданного ООО «Рэя», получив стандартные 20% в его капитале. В этих двух фирмах наследники бизнесмена не получили ничего: 28 декабря прошлого года принадлежавшие ему доли были переписаны на сами компании.

Почему активы скончавшегося Данилы Мухина в бизнесе группы «XXI Век» распределились именно таким образом, было ли это сделано в соответствии с завещанием бизнесмена или по договоренности между его бывшими партнерами и наследниками — доподлинно неизвестно. По мнению юристов, распределение наследства, скорее всего, произошло на основании воли покойного. Как прокомментировал адвокат АБ «Яблоков и партнеры» Александр Лукинов, имущество может быть передано наследникам по закону или по завещанию. «Если нет завещания, то доли между наследниками первой очереди распределяются равномерно.

Если же завещание есть, то наследники получают активы согласно ему. В данной ситуации — раз доли в большинстве компаний были поделены равномерно, в одной неравномерно, а еще в двух отошли к самим компаниям, скорее всего, завещание было». Аналогичного мнения придерживается член Палаты адвокатов Самарской области Антон Приставко. Он отмечает, что «существуют отдельные особенности наследования, когда неравные доли получаются по ситуации. Но в данном случае, скорее всего, распределение было прописано в завещании».

Остается открытым вопрос о дальнейших планах новых совладельцев корпорации. В отличие от Данила Мухина, который был одним из пяти равноправных партеров в бизнесе, у его наследников, если они будут действовать сами по себе, шансов влиять на принятие каких-либо решений относительно деятельности «XXI Века» практически нет. «В законе об ООО указано, что право созыва собраний или предъявления каких-то требований имеют владельцы 10% долей и больше, — говорит Антон Приставко. — Если между четырьмя наследниками 20% поделено по 5%, то нужно объединиться хотя бы двум из них, чтобы поставить перед обществом какой-то вопрос». Единственный, кто имеет минимальную возможность действовать самостоятельно от других, — это Ксения Мухина, ставшая собственником 12,5% в капитале НПФ «XXI Век». Но этого достаточно лишь для вынесения вопроса на обсуждение владельцев фирмы. Как отметил Александр Лукинов, собственники при голосовании на собраниях учредителей вправе принимать решения только согласно имеющимся у них долям. Так что при наличии лишь 12,5%, а тем более 5% оказать какое-то влияние на принятие решения у них не получится. Такая возможность у наследников Данила Мухина сохранится лишь в случае, если на собраниях учредителей всех компаний они будут выступать единым фронтом. Но намерены ли они оставаться в бизнесе и принимать участие в его работе, просто получать дивиденды или предпочтут вообще продать свои доли, неизвестно. Связаться с кем-либо из самих наследников не удалось.

 eideziqreidqedrm

Впрочем, существует и еще одна вероятность — оставшиеся в деле основатели «XXI Века» приложат усилия, чтобы избавиться от вновь появившихся партнеров. (См. допблок «И чужого надо, и своего не отдадим».) Возможно, первый шаг в этом направлении уже сделан. Бизнес группы уже много лет включает в себя производителя тротуарной плитки и мелкоштучных бетонных изделий ООО «Фарбштайн». Официально оно никогда не входило в состав корпорации. С момента создания предприятия в декабре 2007 года его стопроцентным владельцем выступал Андрей Тиханов, а с апреля 2012 года бизнес перевели на директора «Фарбштайна» Юлию Шлыкову. Однако Алексей Степанов не отрицал существования связи предприятия с НПФ «XXI Век». Более того, он публично позиционировался как «генеральный директор «Фарбштайна» (в реальности официально таковым не являясь). В частности, на мероприятиях с участием Николая Меркушкина, занимавшего в то время должность губернатора Самарской области. 30 августа прошлого года, спустя без малого три месяца после смерти одного из владельцев бизнеса корпорации «XXI Век», оставшиеся четверо партнеров — Алексей Степанов, Олег Кисаев, Алексей Тимофеев и Владислав Неверов — вышли из тени и официально стали учредителями «Фарбштайна».

В руках каждого из них оказалось по 25% капитала предприятия. В ходе смены структуры собственников производителя плитки интересы наследников Данила Мухина учтены не были. Каковы дальнейшие планы владельцев — основателей корпорации «XXI Век» на структуру собственности бизнеса, неизвестно: связаться с ними не удалось, по имеющимся в открытом доступе ее телефонам никто не отвечал.

Не исключено, что официальное оформление четырех партнеров по бизнесу в качестве владельцев «Фарбштайна» практически сразу после ухода из жизни пятого было просто совпадением. Но более вероятно, что эти события взаимосвязаны. Как отмечают юристы, причин, почему смена структуры собственников произошла именно в этот момент, может быть множество. «Возможно, именно Данил Мухин не хотел официально оформлять присутствие в фирме. Или это связано с планами продажи компании. Вариантов много», — говорит Александр Лукинов. При этом и он, и Антон Приставко как одну из возможных причин называют желание теперь уже бывших партнеров Мухина уберечь своих наследников от потери актива. «Мухин умер, фирма на него оформлена не была, и его семья потеряла контроль над активом. Чтобы исключить такую ситуацию в отношении своих наследников, оставшиеся партнеры могли решить официально стать собственниками предприятия», — отмечает Антон Приставко.

Начинали с неликвида

Создание группы «XXI Век» началось в 1990-х годах. Тогда НПФ бралась за заказы по благоустройству территорий, на которые крупные игроки рынка не обращали внимания. К концу 90-х выручка компании не превышала 3,5 млн рублей. Пожалуй, переломным моментом стал 2001 год, когда организация стала конкурировать с муниципальными игроками, предложив выполнять работы по более современным технологиям. С этого времени выручка фирмы резко пошла вверх. К середине 2000-х годов «XXI Век» стал одним из основных подрядчиков областного минтранса и мэрии Самары. Позиции группы входили в зону турбулентности в моменты смены власти в регионе, однако в итоге ей удавалось их удержать. К настоящему моменту корпорация остается в числе крупнейших игроков регионального строительного рынка. За 2022 год, по данным системы «СПАРК-Интерфакс», компании группы получили более 368 млн рублей чистой прибыли.

Алексей Степанов, фото: архив журнала «ДЕЛО»

И чужого надо, и своего не отдадим

Конфликты вокруг наследства состоятельных людей в регионе стали уже привычным делом. Как правило, их участниками становятся родственники умершего, особенно если у него остались не только вдова и их совместные дети, но и дети от предыдущих браков. Многие такие споры длятся годами. Так, например, на протяжении нескольких лет за компанию «НАП» после смерти директора завода «Салют» Николая Поролло боролись его сын и внук — Станислав и Роман Поролло. Юридическая война в судах развернулась и после кончины в 2021 году известного тольяттинского бизнесмена Михаила Полякова. После смерти Полякова имущество было поделено между пятью наследниками — сыновьями от первого брака Константином и Евгением, вдовой Натальей и младшими несовершеннолетними детьми Михаилом и Натальей. Но вскоре старшие сыновья забросали суды Тольятти исками к вдове покойного, пытаясь уличить ее в уводе неких активов из наследной массы, и эта битва длится до сих пор.

Не всегда конфликт за наследство идет только между родственниками — порой в борьбу с ними вступают бывшие партнеры покойного по бизнесу. Один из громких примеров этого — история вокруг активов бывшего владельца тольяттинской корпорации «Лидер» и торгового центра «Арбуз» Владимира Осташевского, умершего в 2013 году. Наследниками первой очереди оказались вдова бизнесмена Ольга Осташевская и дочь от первого брака Ирина Гурьянова, конфликты между которыми идут до сих пор. Однако Осташевской пришлось вести борьбу еще с одним оппонентом — бывшим партнером мужа, бенефициаром холдинга «Гурман» Русланом Пашковым, это противостояние длится до сих пор. И в результате этого конфликта Ольга Осташевская может вскоре полностью потерять контроль над основным активом семьи — ТЦ «Арбуз».

Удерживают позиции

Корпорация «XXI Век» на протяжении уже многих лет остается крупнейшим подрядчиком мэрии Самары по ремонту дорог, несмотря на многочисленные претензии к качеству выполняемых работ. Подавляющее большинство государственных контрактов группы заключаются на два юридических лица — НПФ «XXI Век» и ООО «Вектор 21». В 2022 году у обеих фирм произошло резкое снижение размера портфеля вновь полученных госзаказов. Если в 2021 году НПФ заключил в этом сегменте новые договоры на сумму 2,25 млрд рублей, то в 2022-м этот показатель составил лишь 1 млрд рублей. Снижение портфеля новых госконтрактов у «Вектор 21» приобретало вообще катастрофические масштабы — с 734 млн в 2021-м до 66,36 млн в 2022 году. Однако в прошлом году обе компании восстановили свои позиции. «Вектор 21» за 12 месяцев получил 4 госконтракта на общую сумму 501,24 млн рублей, НПФ «XXI Век» вообще практически вышла на уровень 2021 года — было заключено 6 новых контрактов на 2,2 млрд рублей.

И в начавшемся 2024 году группа явно не намерена оставаться в стороне от дележа бюджетного пирога. Как сообщается на сайте администрации Самары samadm.ru, «XXI Век» стал одним из двух победителей аукционов, на которых распределялись муниципальные контракты в рамках проекта «Безопасные качественные дороги» на 2024 год. По данным системы «СПАРК-Интерфакс», контракт стоимостью 500,05 млн рублей на «выполнение работ по ремонту автомобильных дорог местного значения на территории городского округа Самара» был заключен компанией с департаментом городского хозяйства и экологии 22 января. Договор должен быть исполнен до 31 декабря 2024 года.


Ещё статьи по теме:

Комментарии:

comments powered by Disqus
14.04.2024, 22:12 Общак РЖД